Главная → Туркменистан – родина белой пшеницы

Туркменистан – родина белой пшеницы


файл удаленТуркменистан – родина белой пшеницы.Об этом свидетельствуют исторические документы и археологические материалы

Территория Туркменистана является одним из мировых центров происхождения культурных растений. Еще в 20-х годах ХХ века знаменитый академик Н.И.Вавилов указал на Туркменистан как на родину первых земледельцев. Впоследствии это предположение подтвердилось археологическими раскопками.

Особенно показательны археологические материалы, обнаруженные в районе поселения Джейтун (в 25 км северо-западнее Ашхабада). Совместная туркмено-российско-английская экспедиция под руководством археолога К.Курбансахатова установила, что предки туркмен, жившие в Джейтуне в VI тыс. до нашей эры, то есть 8 тысяч лет назад, были знакомы с зерновыми культурами. Все растительные остатки, обнаруженные на поселении Джейтун, подверглись тщательному анализу (применялся спектрометрический акселератор для получения радиокарбоновых дат) в лаборатории Оксфордского университета. «Имеющиеся результаты, - пишет К.Курбансахатов, - дают убедительные свидетельства того, что жители Джейтуна выращивали одомашненные виды пшеницы-однозернянки, пшеницы-эммер и шестирядный ячмень, здесь были найдены разновидности злаков с голыми зернами и с шелухой. В небольшом количестве найдены и зерна гексоплоидной (хлебной) пшеницы… При раскопках обнаружены также растительные остатки в строительных материалах: в глиняной обмазке, штукатурке и в булкообразных кирпичах, которые представляют собой солому от зерновых культур. Этот факт свидетельствует, что зерновые культуры выращивались на месте».

Археологические данные являются твердыми доказательствами того, что в Южном Туркменистане проживали древнейшие в мире земледельцы, выращивавшие пшеницу разных сортов. Хлеб и каши из ячменя были в то время достаточно распространенными продуктами питания.

файл удаленУже к III тыс. до нашей эры предки туркмен вывели высокоурожайный сорт пшеницы, называемый ныне «ак бугдай». Опираясь на научные исследования, президент страны Сапармурат Ниязов написал в своей книге «Рухнама»: «История подтвердила, что родиной белой пшеницы - «ак бугдая» - является Туркменистан. Ожило, заговорило пшеничное зерно, выращенное здесь пять тысяч лет назад и найденное сравнительно недавно в окрестностях Анау…».

К концу I тыс. до нашей эры площадь орошаемых земель в Туркменистане заметно расширилась, что было связано с образованием Великой Парфянской империи. Китайские летописи свидетельствуют, что в Парфии люди занимались земледелием достаточно активно: «Здесь сеют рис и пшеницу и делают вино из винограда». О хлебопашестве и виноградарстве в Парфии свидетельствуют и монеты парфянских царей. Например, в чекане Фраата IV (38 г. до нашей эры) изображены пшеничные колосья и гроздья винограда.

В эпоху средневековья в земледелии и ирригационной технике прикопетдагской полосы происходят значительные изменения. Поля орошались из мелких арыков, которые питали горные ручьи, и многочисленных кяризов. Применялись и водоподъемные приспособления (чигири), приводимые в движение верблюдами. Появились водяные мельницы, заменившие ручные зернотерки, что значительно повысило производительность труда на помоле зерна и положительно повлияло на дальнейшее развитие земледелия. В долинах рек Теджен, Мургаб, Амударья оно развивалось быстрыми темпами.

В IX – XII веках предки нынешних туркмен были крупнейшими поставщиками сельскохозяйственной продукции, в том числе и пшеницы. Арабский географ ал-Макдиси (Х век) восхищался хлебом, который пекли в Нисе.

Далеко за пределами Туркменистана получили известность мервские купцы, у которых уже в VIII веке был в Багдаде свой квартал. Мерв являлся житницей Хорасана. На базарах города продавали пшеницу, хлеб, дыни, различные фрукты. В Мерв свозили зерно из Абиверда (Каахка) и Серахса.

К концу XVII века бесчисленные войны все же подорвали сельское хозяйство туркмен. Хотя хлебопашество не было уничтожено до конца, туркмены уже не могли обеспечивать себя собственным хлебом. Некоторые попытки царской власти России, в состав которой туркменские земли вошли в конце XIX века, не смогли улучшить положение, а политика центра в период советской власти, навязавшего туркменам монокультуру – хлопчатник, чуть было вообще не свела на нет площади под пшеницей. Те немногие хозяйства, которые специализировались на севе злаковых культур, производили всего несколько десятков тысяч тонн зерна.

И лишь с обретением независимости начался новый этап в развитии сельского хозяйства. С самого его начала президент Туркменистана Сапармурат Ниязов стал строить свою политику в реформировании аграрного сектора так, чтобы крестьянин смог почувствовать себя истинным хозяином земли. Ссылаясь на богатый опыт наших мудрых предков, лидер нации научно обосновал возможность полного обеспечения всего населения нашего государства хлебом собственного производства.

В первые годы независимости не все верили в возможность решить эту задачу. Однако серьезная государственная поддержка сельских товаропроизводителей, когда правительство взяло на себя 50 процентов расходов на использование техники и минеральных удобрений, предоставило ряд других льгот, закупило высокопроизводительную технику ведущих фирм мира, способствовала тому, что уже к началу нового века Туркменистану удалось добиться поставленной цели - полностью обеспечить население страны собственным зерном.Конечно же, следует воздать должное самоотверженному труду земледельцев, которым приходится растить и собирать урожай в столь сложных природных и климатических условиях. Их работа на зерновых нивах – настоящий подвиг. Сегодня можно говорить о том, что на землю Туркменистана возвращается подлинный хозяин. Тот самый, который всегда у туркмен был в почете. Не зря в народе по этому поводу бытует ряд поучительных пословиц и поговорок. Вот некоторые из них: «Кому пшеницу сеять весной не лень, не клянчит у соседей зимой ячмень», «Похудеешь, покудова пашешь да жнешь, потолстеешь, когда урожай соберешь», «Не знает вкуса хлеба тот, кто хотя бы день под раскаленным небом не подержал кетмень», «На той земле, где наш пролился пот, не то что просо – золото растет», «Если урожай твой плох, сам виноват, а не Бог».